Трансплантация сердца: операция и её результат, стоимость

Пересадка (трансплантация) сердца — хирургическая операция по замене сердца пациента (реципиента) на сердце донора. Показана при тяжёлых заболеваниях сердца, при которых другие операции невозможны или крайне рискованны, а ожидаемая продолжительность жизни без пересадки сердца невелика. Собственное сердце при этом может быть удалено (ортотопическая пересадка) или оставлено (гетеротопическая пересадка).

Самый лучший подарок на свой день рождения получил пациент центра Шумакова Виктор Линкер. В канун 55-летия ему пересадили новое сердце, а значит — подарили шанс на дальнейшую жизнь.

Поделитесь этой новостью //

Операция была проведена в преддверии Международного дня сердца, который отмечается 29 сентября.

Виктор Линкер: «13 сентября мне 55, 12-го числа мне делают операцию. И на 55 лет 13 сентября я уже в полном сознании. Лучшего подарка, по-моему, даже быть не может, не было никогда».

Первой и пока единственной в России женщиной, родившей ребенка после трансплантации сердца, стала Алла Гриднева. Когда узнала про беременность, сначала был страх. Еще больше испугались врачи. Никто не мог дать гарантии, что сердце после операции выдержит такую нагрузку.

В Московском центре трансплантации (он лидирует по количеству пересадок сердца) только в этом году уже спасли свыше полутора сотен человек. За последнее десятилетие число таких операций выросло в 10 раз, но и этого катастрофически мало.

Сергей Готье, директор Центра трансплантологии и искусственных органов им. В. И. Шумакова, главный трансплантолог России: «По среднемировой статистике мы где-то должны сделать в год около тысячи трансплантаций. Если человек при жизни не выразил своего отказа, значит он потенциально может стать донором».

Сейчас, рассказывает Сергей Готье, пересадка сердца — это рядовая и не самая сложная операция.

Новости СМИ2

Шансов получить донорский орган за границей все меньше

— Но у нас ведь и население как будто не готово. По разным социологическим опросам, даже просто говорить о донорстве хочет минимальный процент россиян, не то что участвовать в нем. Будь у нас в обществе другие этические установки, проблема была бы менее острой?

— У нас в общем-то все приличные люди с нормальными установками, но, наверное, обсуждаются сейчас другие ценности. Никто не хочет думать, что он когда-нибудь умрет, никто не хочет изучить законодательство, узнать, что, оказывается, у нас есть закон, который предусматривает такие ситуации.

Я за свою практику прошел все этапы, от полного общественного отрицания до, в конце концов — «Да это же здорово!»

Читайте также:  Анализ крови на аспергиллез сколько делается

Православная Церковь наконец стала поддерживать донорство, а Католическая Церковь еще в 80-х годах сказала, что донорство — это очень хорошо. Поэтому рванула Испания, полностью католическая страна, вышла на высший уровень организации посмертного донорства.

Сейчас с нее берут пример все, в том числе мы.

— А вам в вашей практике случалось сталкиваться с родственниками, возмущенными, что у их умершего близкого изъяли органы? Я читала, что иногда даже в суд подают. 

— Мы живем не единым учреждением, и органы мы не изымаем, а изымает их специальная служба, которая работает в Москве. Да, бывают случаи, когда родственники, не знакомые с законодательством, убитые горем, предъявляют претензии. Здесь большое значение имеет ситуация в самом учреждении, где констатировали смерть.

Одно дело, когда персонал подготовлен, грамотен, знает, как действовать, что говорить. Но часто бывает так, что персонал просто не готов, они не знают и знать не хотят, потому что им это не надо. Подключается пресса, которая хочет сенсации. Вот где-то у кого-то изъяли органы, на каком основании? А основание нормальное, это закон 1992 года о трансплантации органов и тканей человека. Вступают юристы, которым надо пропиариться. А в общем-то всегда такие дела заканчиваются ничем, только из-за этого шума у людей формируются неправильные представления о трансплантации.

— Сейчас детям в России пересаживают только то, что можно забрать у родственников: почки, печень, легкие. А если родители по каким-то причинам не могут стать донорами, родственников нет, что происходит дальше? 

Нет, например, легкие детям мы пересаживаем только от взрослого посмертного донора. Если врачи правильно проинформированы, то они направляют семью к нам или в другие учреждения, где есть возможность получить посмертный орган. Кроме того, у нас много детей в листе ожидания из детских домов, у которых вообще нет родственников. Если нет родственного донора, мы пересаживаем им часть печени от взрослого посмертного донора, а вторую половину кому-то еще, и почки, и уменьшенные взрослые легкие.

— Но когда нужна пересадка сердца, получается, остается только за границу ехать?

— Мы сейчас действительно не можем оказать такую помощь, поэтому министерство изыскивает возможности направлять таких детей за границу. Но в связи с развитием трансплантационных программ те страны, которые раньше могли какую-то квоту выделять для иностранных граждан, теперь занимаются обеспечением своих граждан.

Такая ситуация наблюдается последние лет десять, и чем дальше, тем меньше шансов на то, что реципиенты смогут использовать донорский ресурс другой страны. Это вполне коррелирует с принципами Всемирной организации здравоохранения, направленными на уменьшение и ограничение возможности трансплантационного туризма. Пока наша медицинская общественность не пересмотрит подходы к посмертному детскому донорству, у нас будет все меньше возможностей оказывать помощь нашим детям.

— В случае, если официально помочь ребенку не получается, например, нет доноров или длинная очередь из ожидающих пересадку, родители могут найти какие-то преступные черные схемы?

Читайте также:  Искусственная вентиляция легких – что это, как проводится?

— Они могут попробовать, но не найдут. Этого быть не может. К сожалению, граждане не всегда достаточно образованы, мало информированы, они обращаются по сомнительным объявлениям, а в результате только теряют время и деньги.

В интернете ведь масса объявлений: «продам почку», «помогу стать донором». Огромное количество сайтов, и все они контролируются из мест тюремного заключения через интернет. Мошенники просто разводят людей, собирая первичные деньги якобы на организацию процесса, а потом пропадают. Когда мы обнаружили, что на одном таком сайте ссылаются на наш институт как на место, где можно обследовать донора или приобрести орган, мы закрыли его с помощью правоохранительных органов. Но этих сайтов еще столько, что рук не хватит их закрывать.

Смех заряжает бодростью

Кроме того, доктор считал, что смех заряжает бодростью, даёт силы, столь необходимые организму, и призывал любыми путями бороться с унынием и депрессией. Не стоит, по его словам, пренебрегать состоянием стресса. Профессор трижды перенёс сильное потрясение, связанное с близкими людьми, и не понаслышке знал, что расставание с любимым человеком может вызвать даже больший стресс, чем его смерть. Барнард призывал также не нервничать по пустякам. Он считал, что люди часто сами придумывают себе переживания. «Большинство вещей, вызывающих стресс, не стоят того», — не уставал объяснять он своим пациентам. Тем не менее Барнард полагал, что стресс сам по себе не опасен. Он тонизирует, активизирует работу мозга, повышает защитные силы организма. В последние годы жизни Барнард с тревогой наблюдал изменения, происходящие в медицине. Он возмущался новым типом врачей-технократов, которые лечат на основе высоких технологий, но забывают о важности человеческих отношений, обстановке доверительности и доброжелательности между доктором и больным. Профессор замечал, что медицина сегодня — это инъекции, таблетки, операции и… счета за лечение. «Часто ли вы, будучи пациентом, слышите от врача, что полезно смеяться, слушать побольше хорошей музыки, отдыхать, заниматься сексом и, если это помогает, принимать виагру?» — восклицал он. Барнард добился успеха не только в профессиональной деятельности, но и как литератор. Он издал несколько автобиографических книг, написал роман о донорстве. Сразу несколько изданий предложили ему стать ведущим колонки о здоровом образе жизни, и Барнард с удовольствием делился своими мыслями с газетных страниц. Кристиан Барнард умер в сентябре 2001 года во время отдыха на Кипре. И ведь как странно устроена жизнь! Человек, который знал о сердце все, не раз держал этот орган на ладони и спас тысячи больных от неминуемой смерти, сам стал жертвой сердечного приступа. «Когда речь заходит о моих пациентах, — писал Барнард, — я забываю о выгоде — как финансовой, так и какой-либо другой. Возможно, газетчики правы, называя меня плейбоем и разрушителем браков. Но, в первую очередь, я врач — только это и является моим главным жизненным интересом и моей главной мотивацией».

Читайте также:  Признаки внутрипротоковой папилломы молочной железы и ее удаление

Метки: Тайны 20 века, организм, сердце, хирургия, пересадка, омоложение, трансплантология, Барнард

  • Назад
  • Вперед

пересадок сердца у человека!

Рекордсмен по количеству сердецС тех пор ему пришлось пережить еще шесть подобных операций.

Сайт предоставляет справочную информацию исключительно для ознакомления. Диагностику и лечение заболеваний нужно проходить под наблюдением специалиста. У всех препаратов имеются противопоказания. Консультация специалиста обязательна!

Темы по алфавиту: А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э ЯАрхивы

  • 2019
  • 2018
  • 2017
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2010
  • 2009

Оставить отзыв

Нажимая кнопку «Отправить», в данной форме, Вы соглашаетесь с Пользовательским соглашением, а также с Соглашением об обработке персональных данных

Имя: Email: Введите код: Отзыв Согласен на обработку персональных данных

Доноры сердца: кто они такие

В роли доноров часто оказываются люди, пострадавшие в тяжёлых автомобильных и железнодорожных катастрофах. Их отправляют в отделение реанимации. Такие пациенты находятся в коматозном состоянии, и врачи поддерживают их жизнь аппаратом искусственной вентиляции лёгких. Перед тем как рассматривать вопрос о донорстве, врачи должны прийти к выводу о безнадёжном состоянии пациента. Должна быть зафиксирована смерть мозга и отсутствие его работы. После исследований доктора могут обратиться с просьбой к родственникам больного. Практика показывает, что родственники часто принимают положительное решение о донорстве.

Если родственники выражают своё согласие на донорство, они подписывают несколько документов, а пациента отключают от системы жизнеобеспечения. Во многих случаях решение о донорстве принимают в экстренном порядке. Орган быстро изымают из тела и помещают в состав, сохраняемый его свойства, и доставляют больному, который нуждается в трансплантации.

Доноры сердца: кто они такие

Есть практика, которая постепенно становится реальной и в нашей стране. Есть люди, ещё при жизни оформляющие у нотариуса завещание. В завещании они указывают, что их органы могут послужить медицине и живым людям посмертно.

Послеоперационные трудности

Многие считают, что после пересадки донорского органа человек начинает жить новой жизнью, в которой нет места болезням и лекарствам. И, тем не менее, это огромное заблуждение. После трансплантации чужеродного органа иммунная система реципиента начинает его отвергать, и для того, чтобы снизить эту активность, больным показан постоянный и пожизненный прием нескольких препаратов из группы иммунодепрессантов. Эти препараты имеют большое количество побочных эффектов, преимущественно связанных с повышенной чувствительностью к инфекционным болезням. Поэтому бактериальные, вирусные и грибковые заболевания являются наиболее распространенным осложнением после любой трансплантации, не только сердца.

Послеоперационные трудности

Период послеоперационной реабилитации после пересадки сердца также крайне тяжелый и длительный. И даже после весьма успешно проведенной операции, регулярном приеме всех лекарств и выполнении рекомендаций жизнь такого больного продлевается всего на несколько лет, в среднем — 10.